АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ ЛАБОРАТОРИЯ В ИНЖИНИРИНГОВОЙ ШКОЛЕ

08.09.2020

Появление в составе Инжиниринговой Школы археологической лаборатории в первом приближении может вызвать осторожное непонимание – в коллективном сознании инжиниринг и технологии совершенно далеки от археологии и истории. Казалось бы, имеем дело с абсолютно несовместимыми понятиями.

Так ли это. Давайте порассуждаем.


АРХЕОЛОГИЯ И ИНЖИНИРИНГ

Археология как дисциплина изучает прошлое человечества по артефактам, если угодно, выстраивает фактически подтвержденную летопись человечества, и тем самым охватывает абсолютно все аспекты человеческой деятельности в прошлом, в том числе культуру и науку.

Инжиниринг – есть не что иное как сознательная деятельность человека, направленная на достижение конкретного результата. Чаще всего мы ассоциируем такую работу с наукой, инженерным делом, технологиями. Здесь мы становимся заложниками искусственного разделения науки на технические и гуманитарные направления. Если пренебречь таким разделением, а посмотреть на науку как на единое целое, в основе которого лежит философия, то смысл слова «инжиниринг» становится всеобъемлющим.

Так какая связь между археологией и инжинирингом?  В Инжиниринговой школе мы часто ведем дискуссии относительно роли и места технологий в развитии человечества. Отдаем себе отчет в том, что мы являемся и созидателями, и создателями технологического прогресса. Если рассматривать развитие с позиций технологического детерминизма, то эволюция человечества являет собой последовательность качественных изменений, вызванных техническим прогрессом. Но так ли все однозначно? Ведь технологический ландшафт возникает и определяется общей социокультурной средой – на голом месте ничего не появится. Таким образом, вступает в диалектическое продуктивное противоречие культура и технология. Борьба и единство противоположностей – закон диалектики в действии.

Для дальнейших рассуждений постулируем утверждение:

"человеку разумному всегда было интересно что, как и откуда появилось, почему что-то происходит и т.д."

Субъективное восприятие отдельного человека всегда находится в противоречии с объективной реальностью – суть этого противоречия есть сознательная деятельность направленная на постоянный поиск ответов на вопросы, на построение картины мира пусть и относительной, где-то временной, но способной объяснить окружающий мир с компромиссной точностью. Как только наблюдаемый мир перестает вкладываться в существующие теории и концепции, мы становимся свидетелями научной революции, когда парадигмы (пробные теории) сменяют или дополняют устоявшиеся взгляды и переходят в стадию фундаментальных теорий, тем самым обеспечивается неразрывность и наследственность научного прогресса.

Деятельность оставляет следы в истории, где большие и заметные, где едва уловимые. Поэтому одной из задач Археологической лаборатории Noosphere Engineering School является не только поиск артефактов, следов прошлой разумной деятельности, но и поиск ответов на вопросы:

  как мыслили наши предки,
  какие технологии были доступны,
  кой был их научный и культурный горизонт,
  в конце концов что из себя представляла их картина мира.

Это позволит нам шире смотреть на историю, не только и не столько с позиций кабинетной науки, а с точки зрения развития человечества, понимания того, что в древних обществах с примитивными формами организации, культура, наука и технология выступали двигателями развития. Тем самым мы смогли бы подтвердить тезис:

"первичная тяга человека к неизвестному, которая могла приобретать разные формы инжиниринга, кардинальным образом изменяла положение вещей и влияла на ход истории."

АРХЕОЛОГИЯ И ЗНАКОВЫЕ КОНСТРУКЦИИ

Мы уже отметили, что движущей силой развития является противоречие между субъективным пониманием (восприятием) и объективной реальностью. В результате мы получаем некую сознательную деятельность, направленную на поиск ответов на вопросы природы. Далее, в результате этой деятельности мы получаем опыт и знания. А это все информация, которую надо как-то сохранить, передать. В связи с этим особый интерес вызывают знаки и знаковые конструкции:

   что они обозначали,
   как они обозначали,
   как они предавались,
   как вообще происходил обмен информацией в/между разными поколениями,
   и каким было первичное накопление информации.

Была ли систематизация, было ли что-то похожее на пранауку (преднауку) как некую систему знаний. Поэтому, когда мы рассматриваем наскальную живопись, петроглифы или праписьменность мы не просто смотрим на картинку, а стараемся понять зачем и как был сделан этот след, что он означает, какую информацию пытались передать. Сегодня пласт нераскрытых знаков из прошлого чрезвычайно большой. И снова-таки, понимание того, как и зачем наши предки передавали информацию, даст нам больше понимания про горизонты мышления наших предков.

АРХЕОЛОГИЯ И НООСФЕРА

Итак, понимание, каким образом формировались знания, как проходил обмен информацией, как выглядел культурный и научный горизонт прошлого, даст нам сигналы о коллективной когерентной деятельности как и о форме и содержании пранауки.

Мы сможем проследить как индивидуальные знания, как капли, объединялись в нечто большее – поначалу в реку, потом в океан знаний, который становился достоянием всего человечества, начинал приносить пользу, приводил в движение этносы. Мы сможем понять как знания «растекались» и обволакивали все больше людей, как разрозненное трансформировалось в коллективное единое и общее, как народности, земли, континенты ставали неотъемлемой частью планетарных процессов… мы увидим и поймем, как зарождалась и эволюционировала Ноосфера.

АРХЕОЛОГИЯ И УКРАИНА

В современном информационном потоке коллективное сознание теряет субъектность и превращается в предмет для манипуляций. В этой связи чрезвычайно актуальным становится вопрос «укоренения исторического прошлого». У нашей страны богатое историческое наследие и именно оно определяет и идентифицирует нас теми, кто мы есть. Оторвать нас от прошлого, от наших традиций, от нашей истории означает пустить нас по миру «без рода и племени». А это означает, что тогда нашу историю нам напишут другие. Поэтому археологическая деятельность это не только научный поисковый механизм, но и механизм защиты нашего будущего. Чем яснее и глубже мы поймем наших предков, тем более очевидным будет наше будущее.

И это понимание не должно стать только достоянием специализированных научных изданий. Напротив, необходимо доносить эту информацию до общественности, вовлекать как можно больше людей, будить коллективное сознание.

АРХЕОЛОГИЯ И МОЛОДЕЖЬ

Мы видим в археологической лаборатории огромный потенциал для развития и раскрытия творческого потенциала молодежи. Прямое взаимодействие с предметом исследования, постоянный поиск интерпретаций, раскрытие смыслов – это безусловно творческий процесс. Творческая атмосфера и свобода мысли в свою очередь – это благодатная почва для зарождения новых идей, новых проектов.

Не будем забывать, что работа археолога — это сложный физический труд, и не каждый осилит эту профессию. К слову сказать, археолог не профессия, а призвание. Ведь не каждый сможет проводить дни напролет в экспедициях без привычных условий, наедине с лопатой и кисточкой. Мы имеем дело с крайне вовлечёнными людьми – пассионариями, которые готовы жертвовать своим временем ради поиска ответов на вопросы истории, ради прошлого и ради будущего. А эти качества в современном мире на вес золота.

НЕИНВАЗИВНАЯ АРХЕОЛОГИЯ

Еще одним аспектом является активное развитие средств неинвазивной археологии (т.е. изысканий без раскопок, без разрушения). Сегодня отлично зарекомендовали себя георадары, которые позволяют строить пространственную картину, того, что находится в толще земли. Тем самым значительно повышается эффективность исследования. 

Таким образом разработка автоматических роботизированных систем для неинвазивной археологии – задача актуальная полезная и крайне увлекательная.

ВЫВОДЫ

Формируется весьма очевидная картина – мы хотим с помощью археологической лаборатории не просто узнать прошлое, но, в большей степени:

•   осознать настоящее и защитить будущее;
   раскрыть фундаментальную роль науки и культуры;
   оглянувшись назад понять, что ноосфера сосуществует с разумом с незапамятных времен;
   выявить талантливую творческую молодежь и дать им поддержку;
   увидеть для себя новые горизонты.